Метки: , , , , , , , ,

Год 1995. «Гостьи из будущего» в соусе «под шубами».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Первый в истории независимой Украины год свиньи в общеисторическом значении обошелся без серьезных потрясений.

В отличие от отечественного спорта. 13 сентября 1995 года киевский болельщик дружно шел на Республиканский стадион.

Матчи Лиги Чемпионов становились новой религией киевлян. В предыдущем розыгрыше киевское «Динамо» грохнуло ненавистный московский «Спартак». И хоть на этом подвиги бело-голубых хлопцев закончились, команду все равно любили и ждали от нее новых свершений. А тут еще и в соперниках заштатный греческий «Панатинаикос». Еще до игры поползли слухи, что произошло нечто неладное. Но что конкретно, не знали все те, кто собрался на стадионе в ожидании победы своих любимцев.

Игра была, в общем, интересна. Гол Косовского на 61-й минуте принес победу Киеву, но … 22 человека на поле и 100 тысяч болельщиков зря провели вместе тот сентябрьский вечер. Испанский арбитр Лопес Ньето еще до матча написал рапорт в УЕФА о том, что ему предлагали дамские шубы в обмен на необходимый динамовцам результат. Так грянул самый громкий в истории Лиги Чемпионов скандал. «Динамо» отстранили от участия в турнире, заменив на выбитый киевлянами в квалификации датский «Ольборг».

Это был настоящий шок, который затмил многие спортивные события. Уже в следующем году отмазывать клуб был призван первый Президент страны Леонид Кравчук, с чем он успешно справился. Но резонанс от столь неординарного события еще долго жужжал в сознании назойливой мухой стыда за родное.

1995-й стал годом проведения первой Спартакиады Украины. В числе видов-участников оказался и теннис. Соревнования, прошедшие в конце августа, как и предыдущий чемпионат, собрали солидный состав. Все-таки, первая спартакиада. И госзаказ на победы от местных спорткомитетов существовал не только на словах, но и в некоторых материальных «командировочных» дивидендах. Первый турнирный день прошел при сказочной погоде, но уже следующий вылил на Киев чуть ли не месячную норму осадков.

Можете себе представить, что такое сыграть в трех разрядах до двух поражений при одиночных сетках в 32 участника и парных – по 16 пар. И ничего нельзя отменить, ведь в каждом турнире разыгрывались общекомандные очки. Причем отдельно у мужчин и женщин. И вся эта мясорубка должна была вместиться аккурат в 5 дней. Ровно по дню на круг, и ни часом больше.

Уже в 10 утра, когда стало понятно, что тучи ни руками, ни выстрелами, ни мольбами не разгонишь, пришлось переносить игры в 3 киевских зала. Искать транспорт, совместить новое расписание так, чтобы партнеры и соперники по парам и микстам играли одиночки в одном зале, дабы минимально перемещаться по громадному мегаполису. По сей день благодарен Анатолию Кржевину за его содействие и бесценную помощь. А ведь Анатолий Абрамович еще и тонн 10 теннисита высыпал на мокрые «науковские» корты, чем позволил уже в 16 часов выйти из трех залов на грунт. В общем, день сыграли. А сами соревнования, в которых первенствовали киевляне, ведомые Талиной Бейко и Андреем Литвиновым, закончились за 20 минут до окончания светового времени последнего отведенного для них дня.

На отчете в Минмолодьспорте пришлось недвусмысленно намекнуть, что проведение подобного марафона в спринтерском режиме в столь сжатые сроки не способствует нормальному игровому ритму, и наносит вред качеству игры спортсменов, а значит, и имиджу тенниса. Однако, уши чиновников желали слышать объяснения почему тот или иной игрок выступал не за свое общество. Вопросы миграции из одной организации в другую в моей компетенции (во всяком случае, как тогда трактовалось во всех международных правилах) не состояли, потому ответов на них у меня не было. И первая спартакиада так и осталась для меня единственной в роли Рефери, а потому и любимой. Несмотря на все сложности с оформлениями 16 отчетов на 30 листах каждый, при полном отсутствии копировальной техники. А ведь отчеты нужно было отдать моментально по окончании матчей каждому областному представителю. Так мы работали на картонно-бумажную промышленность. Было весело.

Но вернемся, все-же, к международным событиям. В 1995-м погиб первый женский профессиональный турнир. Одесский младенец не справился с начавшимся процессом регулирования коммерческих операций. Поговаривают, что владелец турнира, вращавшийся в сфере оборота алкоголя и табака (наиболее быстроприбыльных отраслях бизнеса 90-х) кому то перешел дорогу. И судьба турнира и его хозяина перешла из категории радужных в «незавидную». Слухи на этом оставим, коль скоро ни подтверждений, ни опровержений на руках не имеется.

Смена власти, как ни крути, серьезно влияет на молодую демократию, тем более, демократии мы тогда только учились. Естественно наиболее доступными методами «наездов», «разборок», «переделов» и разных подобных мероприятий, как государственного, так и частного характера. Не знаю, что произошло с банком «ИНКО», его тогдашний руководитель Петр Мирошников прекрасно себя чувствует сейчас, руководя киевским метрополитеном, но киевскому турниру пришлось искать нового партнера. И плечо подставил «ПриватБанк», точнее его киевская дирекция, возглавляемая нынешним вице-президентом ФТУ Владимиром Заворотным. Так турнир получил название «Кубок ПриватБанка».

Вообще, очень многое связывает украинский теннис именно с банками.  Корни такого тесного сотрудничества лежат как раз в начале 1995 года, когда стали традиционными турниры среди отечественных банкиров. Уже в первых соревнованиях приняли участие столь знаковые фигуры, как Владимир Заворотный, Юрий Блащук, Александр Новиков, Петр Переверзев, Александр Падалко, Александр Базанов. Многие из них в разные годы всемерно способствовали теннисным программам. Большинство из них создали через два года Ассоциацию теннисистов любителей, и по сей день проводящую любительские турниры в Украине. А банки, которые представляли уважаемые господа, «ПриватБанк», «Первый украинский международный банк», «Укринбанк», «ВаБанк» вписали свои имена в историю украинских соревнований, помогая им выжить в самые трудные времена.

По правде говоря, сам турнир оставил двоякое впечатление. Во-первых, пропал ажиотаж. Все стало привычно до банальности. Наши перестали бояться чужестранок с, как оказалось, самыми обычными и никакими не выдающимися рейтинговыми номерами. И таким же уровнем игры. В основную сетку турнира даже без рейтинга попало несколько игроков, включая и наших молодых теннисисток. С одной из них случилась еще та оказия, стоившая девочке последующего участия в профессиональных соревнованиях.

Один очень деятельный дядя параллельно с профессиональным проводил свой маленький турнирчик,  «Золотая осень». Куда завлекал претенденток на проигрыш в квалификации и первом круге «Кубка ПриватБанка». Юная харьковчанка, не питавшая иллюзий относительно профессионального старта, решила компенсировать будущую досаду положительными эмоциями. В результате, опоздала на свой матч первого круга. И осень оказалась «золотой», вместе со штрафом в 300 долларов. По тем временам – сумасшедшая сумма. В остальном все прошло вполне чинно-благородно.

Многие вспомнят симпатичного грузинского папу Зураба Манагадзе, продвигавшего колоритную дочь Софу. Удалось до полуфинала. Вообще, этот год оказался дебютом «шаленых батькив». Известный в прошлом теннисист из Ростова Евгений Бобоедов запомнился по «чиста-конкретна» ростовскому диалекту в общении с дочерью Марией. Маша привыкла, народ был в шоке… Сериалы про всякие бригады появились позже. Дождь поиздевался и над женским турниром. Еще похлеще, чем над спартакиадой. Разразился он как раз в ночь перед финалом, залив до полной безнадеги «динамовские» корты. В срочном порядке все перенесли в зал «Республиканского стадиона». В перечень всего вошли и ТВ камеры, снимавшие первый чисто украинский финал.

Возможно, если бы не было столь домашнего матча, пришлось бы ждать понедельника. Но здесь в финале встретились украинки, киевлянки, одноклубницы из «Антея» Анна Запорожанова и Талина Бейко. И прошлогодней победительнице пришлось уступить напору молодости. Хоть матч и выдался очень напряженным, в третьем сете Бейко сдалась. На сверхбыстром деревянном полу она не справилась со скоростью Ани. Так Запорожанова завоевала свой первый титул в 16 лет.

1995-й, несмотря на потерю одесского соревнования, все равно оказался богатым на теннисные события. Во-первых, в стране стартовали мужские соревнования под эгидой ITF. И хоть с первого раза мы не осилили весь сателлит, но полноценные 2 недели в Киеве и Донецке  прошли достаточно успешно. С возвращением Александра Долгополова старшего вместе со своим белорусским учеником Максом Мирным. Но это по мужской части. Мы же про женщин. А у них случилось событие, воспоминание о котором будет очень долго греть душу и теребить память.

В июле, снова на лучших тогда кортах «Наука» в Киеве состоялся зональный турнир розыгрыша летнего Кубка Европы среди девушек до 14 лет. Из тех команд, которые помню до сих пор, Бельгия, Россия, Украина, Хорватия, Беларусь. За остальные не ручаюсь. По-моему, Молдова, Австрия и еще кто то. Но здесь могу ошибаться. Но по игрокам помню точно: Жюстин Энен, Ким Клейстерс, Анастасия Мыскина, Елена Дементьева, Мирьяна Лучич, Елена Костанич. Если вспомнить по номерам, Жюстин, первая в то время в рейтинге Европы, возглавляла свою команду. Ким, на год младше всех подруг по команде, была третьим номером. Капитаном бельгийцев был Карл Маес, многолетний наставник Ким Клейстерс, прекрасный парень, желавший и добившийся колоссальных успехов со своей подопечной.

У Бельгии, как и полагается, был и французский капитан (Карл – фламандец), работавший в то время с Жюстин, Мишель. Вот фамилию, увы, запамятовал. Россию возглавлял многолетний капитан женской сборной Константин Богородецкий. За нас под руководством Михаила Евсеева выступали Анастасия Пономаренко, Екатерина Макаренко, Елена Жирнова, Анна Комарова и Юлия Давидюк. Наши, проиграв бельгийкам свой матч в полуфинале, не пробились в финальную пульку. Но Елена Жирнова обыграла Ким Клейстерс.

Правда, к тому моменту судьба матча была решена. Но видели бы вы слезы Ким! Она проиграла тогда, чуть ли не матч жизни. Утешал ее по телефону папа – известный футболист.

Как видим, он нашел правильные слова для своей суперталантливой дочери. Жюстин же была больше похожа на озорного мальчишку, носившегося со своим ростом в метр тридцать по корту так, что успевала быть повсюду. А ее филигранный одноручный бэкхенд уже тогда ставил в тупик всех оппонентов.  Лена Дементьева играла на втором номере, первым была Катя Сысоева – сегодня тренер Анны Лапущенковой. Мыскина же вообще попала в команду пятой. После Виктории Ливановой и Александры Панюшкиной. Понятно, что при четырех номерах одиночки Настя периодически пролетала мимо матчей. Отчего ругала своих наставников, добиваясь непременного участия в следующих сражениях.

Несомненным лидером хорваток была Мирьяна Лучич. Уже через 2 года «двойник» и почитатель Штеффи Граф окажется на 35 –й строчке рейтинга WTA. Но тогда мощной и рослой Мирьяне не удалось справиться с Жюстин, а Елена Костанич вообще не была похожа на суперталант. При всей редкости своей «леворукой» специальности она была малоподвижна. Хотя, в последствии, выросла в очень приличного игрока. О судьбе наших игроков Вам, вероятно, известно. По разным причинам никто из них не заиграл.

Следующий год – 1996-й. Первая 25-ка в Киеве, Татьяна Ковальчук покоряет родной город. Мужики напирают. Возвращение Дмитрия Полякова и Натальи Медведевой. Даже за свой счет на Олимпиаду низзззя, если чиновник не хочет.  Продолжение следует.