Метки: , , , ,

Всеволод Кевлич: IBK Tennis Consulting для тех, кто строит карьеру рационально.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Завершается очередной конкурс Grand Expert. Походит к завершению первый турнир Большого Шлема 2020. Сегодня мы представляем вашему вниманию – новый партнер традиционных рубрик Украинского Теннисного Портала “Глаз Алмаз” и “Grand Expert” IBK Tennis Consulting

Спасибо IBK за поддержку конкурса Grand Expert. Хочется поговорить о вашей компании, но даже не знаю с чего начать. Теннисный консалтинг у нас – дело совершенно новое. Мне кажется, что многие его не понимают. В чем он состоит?

– Тогда давай начнем с конкурса. Он близок, он «здесь и сейчас» и он интересен. Безусловно, как автор, я не мог не поддержать этот конкурс. И мой партнер Игорь Богуславский с этим согласился. Уже четвертый год в нем участвуют около 100 человек. Более половины из них – постоянные игроки.

В той или иной степени, нас поддерживают партнеры. И я думаю их всех нужно поблагодарить. И Юрия Сапронова, и Superior Fit, и Whiskey Shop, и TM Red Cat, и Zarina, и EKIPO. Партнерам интересен рост конкурса. Но и его стабильность тоже.

Сам конкурс – это хорошая аналитика. Ведь угадать результат – это удача. Но эта удача основана на регулярном просмотре матчей, мониторинге новостей, математическом анализе. Я вижу, к примеру, что некоторые игроки просчитали, что сухие победы случаются чаще. И ставят только на сухие результаты. Не без исключений, но как основная тенденция.

И наш консалтинг – это тоже регулярный мониторинг теннисного мира, просмотр матчей и аналитика, базирующаяся не только на сегодняшнем состоянии, но и на многолетнем опыте, и с игроками, и с турнирами, и с командами, и с Федерацией, любительскими ассоциациями, маркетинговыми агентствами, судейскими структурами. Целый комплекс аналитики. Можем о ней и поговорить.

То есть, IBK Tennis Consulting – это аналитика. Верно?

– Аналитика, в том числе.

А что не «в том числе»?

Всеволод Кевлич

– Давай начнем с элементарного. Сегодня в теннис приходят дети с 5-6 лет. Про более младших тоже знаю, но это случаи индивидуальные и из той оперы, что я называю «мы в теннис играем», но при этом занимаемся общей координацией с элементами и атрибутами тенниса. Дети маленькие, родители молодые. Пока дети растут родителям нужно разобраться в тонкостях взаимодействия с тренерами, научиться им доверять, понимать, что вокруг рядом с ними профессионал, а не шарлатан.

В принципе, при существовании профессионального теннисного клуба это не сложно. Клуб сам мониторит свои кадры и отвечает за них. Но в нашей системе индивидуальных тренеров столько всего происходит на начальном этапе, что уже в среднем игроцком возрасте приводит к непоправимым последствиям. Ребенку закладывают дефекты, которые крайне трудно исправить потом. Иногда нереально. С ростом ребенка им нужно играть соревнования.

Система турниров имеет определенную логистику и цикличность. Со всем уважением к тренерам, но они ее не всегда понимают правильно. А многие намеренно делают так, чтобы их воспитанник все время выигрывал, а родители радовались, что платят супер-тренеру за воспитание чемпиона. А оказывается, что этот ребенок вместо движения вперед топчется на одном уровне. Бывает, конечно, что ребенок в силу своих способностей не может перейти на следующую ступень развития. И тогда нужно озвучивать такие не радостные вердикты. И родители подумают о том, что средства, уходящие на теннис, было бы целесообразнее потратить на что-то, к чему ребенок больше приспособлен. Развить другой его талант. Может ли сказать об этом тренер? Почему бы и нет? Но говорят не все. Для каждого человека потеря дохода весьма болезненна. А для родителей потеря расхода может быть очень полезна. Так же, как и для ребенка переключение на его предназначение.

Ты считаешь, что в теннис играют те, кому это предназначено?

– Не буду утверждать со 100% гарантией. Но, в основном. Если мы говорим о профессиональном теннисе. Чтобы стать настоящим профессионалом нужно очень любить это дело. Им нельзя заниматься с 9 до 18. Ты им живешь. И я не воспринимаю теннис, как свою работу. Это моя жизнь. Со всеми сложностями, успехами и неудачами. В теннисе, как в жизни, присутствует все. И к этому нужно относиться с пониманием. Такого понимания я не вижу во многих родителях, которые стремятся сделать из своих детей профессионалов. Я неоднократно общался в последнее время с родителями таких ребят. Разного возраста и родители, и дети.

Первый вопрос, который я от них слышал – «вы чем все-таки занимаетесь? Тренируете? ОФП, СФП?»

Потом мы говорили о том, что было в карьерах игроков, с которыми посчастливилось работать на разных этапах. Без частностей, часто без конкретики имен и ситуаций. И они начинали слушать с открытым ртом, потом так увлекались, что пролетало несколько часов и они выходили с другим пониманием процесса. Да, мы (и Игорь, и я) не стоим на корте с ракеткой, мы не работаем в тренажерных залах. Но с теми игроками, с которыми работаем индивидуально, мы стоим рядом с кортом, рассуждаем, обмениваемся мнениями и прорабатываем решения с тренерами, помогаем писать календарные планы тренировок и соревнований, составляем логистику перемещений так, чтобы деньги, имеющиеся у игрока или выделенные инвесторами, тратились максимально рационально. Мы составляем стратегию, ставим конкретные цели на определенный период и делаем все, от себя зависящее, чтобы эти цели достигались, игрок рос и максимально реализовывал свой потенциал.

Ты говоришь о тех, кому это предназначено. А что остальным?

– Не совсем так. Да, те, кому это предназначено, имеют максимальные возможности. Это и талант, и трудолюбие и финансовая составляющая (своя или привлеченная). Но у каждого в теннисе свои цели. И свои желания. Есть игроки, которым важно выиграть Чемпионат Украины. И это тоже хорошая цель. Прекрасная цель – получить образование в американских ВУЗах. Для этого нужно тоже дойти до определенного уровня в теннисе. И это вполне реализуемо за вменяемые деньги.

Какие деньги можно назвать «вменяемыми»? Говорят о разных пороговых цифрах. И для девочек и мальчиков они существенно различаются. Как родитель или спонсор игрока может определить необходимое финансирование?

– Во «вменяемости» каждый пляшет от своих возможностей и своего представления. Естественно, в теннис приходят люди разного достатка. А талант может быть и вовсе без такового. На мой взгляд, каждая копейка, вложенная в любимое дело, должна быть уважаема. Каждый родитель и инвестор тоже. Поэтому в своей работе руководствуюсь именно рациональностью и целесообразностью трат. Кроме того, существуют определенные принципы, которые закладываются в развитие карьеры каждого игрока. Это и здоровье, и типаж, и соответствие типажа стилю и много другое.

Костенко и Рублевская

Часто вам кажется, что вы тренируетесь у отличного специалиста. И так оно и есть на самом деле. Но результата нет. Это не значит, что специалист плох. Возможно, он вам просто не подходит по своей методе, видению игры, особенностям характера и многому другому. А бюджет расходуется. И он не резиновый. И все приходят в состояние паники. Что делать? В такой пожарной ситуации тоже есть способы ее устаканить и перевести в правильное русло. Но лучше до нее не доводить. И для этого нужны люди, сопровождающие процесс.

В той же Испании удивляются, что у украинских юниоров нет менеджеров. Чего удивляться? Нет денег. И в этом ответ. Пороги финансов – до 12, до 16-18 лет и взрослые профы. Суммы разные и во многом зависят от страны и региона даже, но мы про Украину. Безусловно, есть игроки, которые могут себе позволить персонального менеджера. Для остальных мы придумали пакет «персонального сопровождения». В нем и выполняем функции менеджеров для определенного (конечно, ограниченного) круга игроков. Безусловно, эта функция нужна для детей, убежденных в том, что хотят стать профессионалами. Это убеждение приходит не раньше 12-13 лет.

Для остальных – есть личные кабинеты консультаций. В них каждый родитель игрока может получить советы по построению карьеры, правильные параметры, которые будут заложены в основу их личных решений. Даже проверку своего личного решения на логичность. Технология очень простая. Каждый может зарегистрироваться на сайте консалтинга. Выбрать свой сегмент теннисной деятельности (организаторы, клубы, любители тенниса тоже имеют свои пакеты и интересное им наполнение). Оплатить сервис на месяц и задать вопросы любого интересующего содержания.

Есть «индивидуальный пакет», в котором могут быть единоразовые консультации, либо тестовые «персональные сопровождения». Их прайс мы устанавливаем сами, определяя согласованную стоимость. Администратор сервиса связывается с желающим по указанному им телефону и предметно договаривается. Ну а дальше – вопрос/ответ. Мы можем порекомендовать тренеров, специалистов, клубы, клиники, агентства, которые, на наш взгляд, будут полезны для решения тех или иных задач. И обещаем быть оперативными. Стоимость пакетов вполне здравая. Уверен, мы сбережем гораздо больше, чем каждый потратит на свое обслуживание.

Сегодня в Украине появляются много консультантов и узких специалистов. Психология, реабилитология, духовное наставничество. Как ты к этому относишься и будет ли IBK Tennis Consulting с кем-либо из них сотрудничать?

– Если в основе вопроса – конкуренция, то отношусь абсолютно нормально. Просто не считаю, что в нашем теннисом мире эта конкуренция есть. У нас не так много специалистов, которые сами работали на уровне высшего спортивного мастерства. Сборные, профессиональный тур, даже юниорский тур до 18 лет. Мы очень мало обмениваемся информацией, мало рассуждаем над ней и мало кооперируемся. И это плохо. Опытом надо делиться.

Специалисты обязаны делиться опытом друг с другом. Это делает их качественнее. А их качество делает успешнее результаты их воспитанников. Каждый в своей песочнице мы не воспитаем много успешных игроков. А талантливые игроки есть. Даже если я бурчу, что их мало, то это не значит, что их нет.

Мера таланта у всех разная. Задачу компании мы видим в том, чтобы максимально реализовать потенциал каждого игрока. Того, кто желает и готов делать для этого все возможное от себя. Сегодня мы уже сотрудничаем со специалистами по психологии, реабилитологами, диетологами, тренерами по теннису и ОФП, СФП. Мы строим команды вокруг игрока и стараемся правильно организовать процесс вокруг каждого. Чтобы у родителя или инвестора в голове была ясная картина происходящего. Был виден путь, имелись средства, привлекались при необходимости, если их недостаточно, и был план достижения стратегических и промежуточных целей. Без такого плана, без ответов на множество вопросов, возникающих в теннисной жизни, все будет блужданием в потемках. Авось тропинка куда-то выведет. О какой эффективности может идти речь?

Подход очень похож на маркетинговые агентства и менеджерские компании. Правда?

– В любой деятельности есть пересечения. Но я не верю в сегодняшний успех агентств в Украине. Агентство – прежде всего рекламные деньги. Сегодняшний рынок здесь реально мертвый. Я сотрудничаю с агентством и понимаю, о чем говорю. Мы не претендуем на их лавры. Надеемся, что мы сможем предлагать игрокам сотрудничество с агентствами для мирового продвижения. Главное, чтобы игроки и их родители были готовы к правилам профессионального мира. А не питали иллюзий, что инвестиции бывают безответственными. А деньги подаренными. К сожалению, такие иллюзии зачастую играют злую шутку и приводят к нехорошим результатам.

Элина Свитолина и Всеволод Кевлич

Ты имеешь ввиду конкретного игрока? Или таких случаев много?

– Я не люблю конкретику в неудачах. Они всегда болезненны. Были разные игроки. Из удачных примеров – Вика Кутузова, Сергей Стаховский. Я не могу сказать, что я им помогал так, как Элине Свитолиной или Любе Костенко сейчас. Были определенные фрагменты, советы, конкретные ситуации. С Элиной мы работали плотно до ее победы на юниорском Ролан Гаррос. Потом она стала больше времени проводить за рубежом, у нее появился агент, с которым мы работаем до сих пор. С Элиной же общение продолжалось, но, безусловно, его нельзя назвать полноценной работой. Сборы, медиа-активности в Украине. Общались со всеми ее тренерами по теннису.

Непростое сотрудничество было с Мариной Чернышевой. Но ее победа в Загребе на турнире 60+Н убедила меня в том, что мы нашли правильный путь. Теннис – очень тяжелый вид деятельности для игрока. И неожиданностей может быть очень много. Нужно много терпения и веры в себя, чтобы их преодолеть. Мы постараемся помочь сделать это максимально рационально.

Давай на этом остановимся. Можно еще неделю проговорить и не закончить. Спасибо за разговор. Есть ощущение, что многие смогут взглянуть на теннис по-новому. Удачи вам!

– Спасибо. Для нас очень важно доверие. Как в конкурсе, когда каждый день каждый игрок может проверить результаты всех. Завоевать его непросто. Но оно бесценно.

Записи по теме