Экс 13 ракетка мира украинец Александр Долгополов, сейчас защищающий нашу страну на передовой, в интервью Daily Mail прокомментировал участие европейских теннисистов на выставочном турнире в Петербурге, проводящемся на деньги Газпрома. Киевлянин также рассказал о том, что союзники оказывают недостаточное вооружение, чтобы завершить эту войну нашей победой.

“К сожалению, у наших партнеров нет цели, чтобы мы победили. Всем очевидно, что мы получаем ровно столько (оружия), чтобы продолжать бороться, а не выигрывать. С нашей стороны на поле боя очевидно, что у нас недостаточно оружия, чтобы завершить войну. Это большая проблема – если в день боя россияне выставляют 15 единиц тяжелой бронетехники, то мы пять. Они имеют преимущество в снарядах и в тяжелой броне. Вот почему это становится таким тяжелым. Это просто математически невозможно. У них больше людей у них больше всего».

Политика теннисных туров – это еще то, с чем Александр, кажется, смирился:

«Мы видим решения, принятые. Об этом не так много можно сказать. Я вижу, что происходит в теннисе, некоторые результаты, потому что я в Твиттере (X), но я не знаю, когда последний раз смотрел матч. Кажется, это другая жизнь».

Единственное, что смущает Александра — это неофициальный выставочный турнир, который состоится в эти выходные в Санкт-Петербурге.

Среди его участников сербские теннисисты, а также испанец Роберто Баутиста Агут и француз Адриан Маннарино.

«Это позор, особенно со стороны европейских игроков. Я не могу этого понять, я не знаю, о чем они думают. Они просто получают чёрные деньги. Россияне каждый день угрожают Европе ядерной атакой, энергетическим шантажом, и они все равно решают поехать туда и заработать деньги. Эти ребята не нуждаются в деньгах. Я имею в виду, что Баутиста в туре уже пятнадцать лет, а Маннарино почти столько же. Поэтому для меня это шутка. Это жалко».

Что касается войны, то украинец, как никто другой, не знает, как долго она продлится: «Любые проекты на будущее должны быть приостановлены. Знаешь, я ничего не планирую. Я планирую на день, два дня, три дня, что угодно. Когда ты на войне, как ты можешь?