Метки:

Любовь Костенко: «У меня свой путь – маленькими шажочками двигаться к цели»

Фото: Arata Yamaoka

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Украинская теннисистка рассказала о своих амбициях, предстоящих турнирах, знакомством с Андреем Шевченко и командной атмосфере в юниорской сборной.

— Люба, ты летишь в США. Сколько турниров тебе предстоит там сыграть?

— Да, первый турнир в Вашингтоне, потом Канада и уже после этого — US Open в Нью-Йорке. Всего три турнира.

— С US Open понятно. А два других турнира, насколько они рейтинговые?

— Первый турнир не такой сильный по рейтингу. Канада – уже посерьезнее, состав будет максимально похож на тот, который будет на US Open.

— Это твой первый полет за океан? Нестрашно?

— Да, это первый полет, но совсем не страшно. Наоборот, интересно. Я нигде, кроме Европы не была. Ну, еще Израиль и Марокко. А вообще, будет весело.

— Как твой организм реагирует на такой насыщенный график и количество перелетов?

— Организм, на самом деле, не очень реагирует. Тяжело летать, но когда понимаешь, зачем ты это делаешь, то намного проще это воспринимается.

— Если сравнивать с прошлым годом, у тебя сейчас больше турниров и игровой нагрузки?

— Наверное, да. В прошлом году у меня было много турниров в Украине. Ну и в Молдове, то есть, недалеко. Сейчас же были турниры в Париже и в Лондоне, поэтому летать приходится чаще.

Уимблдон, Фото: Arata Yamaoka

— В этом году ты играла на юниорских «Ролан Гаррос» и «Уимблдоне». Какие впечатления остались?

— Оба раза я выбывала из первого круга. Но на Уимблдоне мне больше понравилась моя игра. Я чувствовала, что играю лучше, но одержать победу в первом же матче, к сожалению, не получилось.

— Насколько я знаю, для тебя наиболее комфортным покрытием является грунт. Почему?

— Вообще – да, грунт мое любимое покрытие. Но на траве мне тоже было неплохо. Если честно, думала, что будет хуже.

Почему комфортнее на грунте? В детстве я больше тренировалась на грунте, и мой стиль игры больше подходит к этому покрытию. Эти все резанные, укороченные удары, затягивающие розыгрыши и подъезды. Это все мне присуще.

— На «Ролан Гаррос» у тебя был непростой матч против Вон Хон И Коди. По ходу поединка приходилось даже вызывать врача. Что случилось тогда?

— На самом деле, тот матч я играла плохо. По-моему, в конце первого сета я уже чувствовала, что у меня кружится голова и мне немного плохо. Возможно, это было связано с погодой: было очень солнечно и душно. Плюс, возможно, я еще перенервничала. Все-таки, это первый матч на первом Большом Шлеме. Во втором сете я более-менее вошла в игру, начала делать то, что нужно было делать намного раньше, физически стало получше.

— Какие главные выводы ты для себя сделала после участия на этих двух турнирах?

— Выводы очень простые. Нужно больше работать, совершенствоваться. Есть к чему расти, нужно становиться лучше с каждым днем. Нельзя останавливаться, через все эти проигрыши нужно пройти.

— Есть такой тезис, что грунт – наиболее травматичное покрытие. Как тебе кажется?

— Для меня страшнее хард. Мне кажется, он более травмоопасный. Был период, когда у меня была травма голеностопа, которую я получила как раз на харде. Он постоянно начинал болеть. Мне тяжелее всего передвигаться на таком покрытии.

— В прошлом году ты выиграла четыре турнира ITF Juniors. Какой из них тебе запомнился больше всего?

— Ровно год назад, в конце августа, я выиграла «двойку» (турнир второй категории – прим.авт) в Сербии. А потом я сразу вошла в финал еще одного турнира. Очень удачная серия получилась. Когда я туда ехала, то думала: «Хоть бы в восьмерку войти», но когда я выиграла, то очень обрадовалась. Там был сильный состав участников, хорошие игроки. Но я показала хорошую игру и помню это моральное состояние. Очень верила в себя и хотела выиграть. Все удачно сложилось на тот момент.

— Из чего состоит твой обычный день во внетурнирном цикле?

— Это подъем, завтрак, тренировка. Обед, отдых, тренировка. Потом ужин и сон. Все довольно просто. Два тенниса и одна физическая подготовка. Если говорить о периодах, то я очень много езжу на турниры. Бывают какие-то сборы. У меня иногда было четыре тренировки. Иногда две. А бывало так, что давали только одну тренировку и больше времени на отдых. Смотрим по самочувствию и дальнейшим планам.

— То есть, бывает так, что дают определенные послабления в тренировочном процессе?

— Конечно, дают. Тренеры смотрят на график: если на следующей неделе какой-то турнир, а на прошлой был интенсивный график, то дают меньше тренировок.

— Кто входит в твою команду, помимо главного тренера Андрея Федоровича Луценко?

— Тренер по физической подготовке – Евгений Николаевич Петров. Спонсор – Юрий Сапронов и менеджер – Всеволод Кевлич. На данном этапе это все люди, которые задействованы. Но сейчас я буду пробовать тренироваться в Чехии и возможно, что-то поменяется. В сентябре у меня будет тренировочный цикл три недели. А потом турнир в Черноморске.

— Ты играла на юниорском ФедКапе в составе сборной в Будапеште. Чем тебе запомнилось выступление?

— Классный турнир. Во-первых, результат хороший. Во-вторых – атмосфера. Взаимопонимание, взаимоуважение в команде тоже было очень хорошим. Были у нас и ссоры внутри, признаюсь честно. Это не очень нормально, потому что иногда бывало такое, чего не было в других командах. Но мы прошли через это и очень друг друга поддерживали после.

— Конфликты внутри команды придают дополнительной мотивации?

— Мне кажется, они укрепляют команду. Если команда потом мирится, то это усиливает дух. Очень важно говорить все. Если ты говоришь это в лицо, потом ругаешься, но миришься – это хорошая история. Но если что-то кому-то недоговорил и ходишь с этим в себе, это отражается на твоей игре, отношении к человеку, а человек даже не знает, что он сделал не так. А мы друг другу все говорили в лицо. И из-за этого у нас не было какого-то недопонимания.

— Тогда вы дошли до финала и уступили. Тяжело отходили от поражения?

— На самом деле, я очень рыдала после проигранной пары. Я выиграла одиночку тогда. И когда выигрываешь одиночку, то можешь радоваться, ведь все закончилось. Но когда Даша проиграла, я подумала: «Это не конец». Очень тяжело было выиграть в паре – соперницы достаточно хорошо играли. 11:9 на решающем тай-брейке. Это очень тяжело, но мы сделали все, что могли.

— В августе прошлого года в финале одного турнира ты проиграла Даше Лопатецкой. Каково это: играть против своей подруги в финале?

— Тогда мы с ней очень хорошо дружили. Сейчас мы не настолько близки. Мы остались в нормальных отношениях, но сейчас я больше общаюсь с Катей Рублевской. А тогда было круто играть против Даши. Она хороший игрок, мы близко дружили. Это был своеобразный вызов. У нас не было какой-то ненависти, а была только спортивная злость. Я помню, мы сидели перед игрой, и она наматывала мне ракетку. Это было очень по-доброму. Но когда мы выходили, мы сражались на корте.

— Ты провела много турниров и в Украине, и за рубежом. Насколько сильно ощущается разница в уровне и исполнительском мастерстве соперников?

— Ну, например, тот турнир, о котором мы вспомнили, где я играла против Лопатецкой в финале – это был международный турнир ITF третьей категории. Те турниры были намного проще, чем все, в которых я выступаю в этом году. Все, что за Украиной – намного сильнее. Есть турниры, которые такие же и слабее, но если брать категорию выше, то это совсем другой уровень.

— Однажды ты сказала, что хотела бы сыграть против Агнешки Радваньской…

— Да, и на следующий день она завязала с теннисом (смеется – прим.авт).

— Почему именно она?

— На протяжении долгого времени она была моей любимой теннисисткой. Мне очень нравился ее стиль игры. И я не понимаю, как человек, с такими физическими данными, откровенно говоря, не самыми мощными, мог играть на таком уровне, стоять в топ-10. Для меня она действительно очень хороший пример для подражания, и я очень хотела против нее сыграть.

— А теперь против кого хотела бы сыграть? Кого следующим отправим на заслуженный отдых?

— Честно, против Серены Вильямс у меня нет желания играть. Возможно, хотела бы сыграть против Возняцки.

Фото: Arata Yamaoka

— Кто сейчас самый топ в женском теннисе?

— Я не знаю. Мне очень понравилось, как играла Халеп на Уимблдоне. Я была на матче Элины и Симоны, и она играла очень здорово. Идеальнее того матча просто нельзя сыграть. Хотя, Халеп – не моя любимая теннисистка. Я помню, какое-то время Серена была вообще непобедимой. Казалось, у нее вообще никто не может выиграть. Одно время мне и Гарсия нравилась.

— Был период, когда в Украине многие восхищались Мартой Костюк, которая в 16 лет уже разрывала соперниц во взрослой сетке. Ты не ощущаешь какого-то давления, что от тебя тоже могут ждать резкого взлета во взрослую сетку?

— Я думаю, от меня такого в принципе не ожидают. Марта – это был просто взрыв. Все так радовались ее результатам. Но у меня немножко другой путь, не такой быстрый. Маленькими шажочками двигаться к своей цели. У меня нет таких задач, как у Марты – играть на таком уровне уже сейчас.

— Ты работала с Андреем Луценко, который воспитал Элину Свитолину. Какие главные качества от него почерпнула?

— Наверное, какой-то здоровый пофигизм. Благодаря ему, я стала все воспринимать проще. Это мне помогало. Я не ходила так, будто мне все неважно. Но в то же время, я могла сохранять какое-то внутреннее спокойствие. Благодаря этому я еще очень много матчей выигрывала на характере. У меня была внутренняя уверенность и достаточная мотивация. Он тоже такой человек, абсолютно спокойный, но при этом может что-то такое сказать, что я задумываюсь.

— С Элиной Свитолиной вы уже знакомы?

— Нет. Мы с ней виделись один раз, когда мне было 14 лет. Но мы незнакомы.

— У тебя была встреча с главным тренером футбольной сборной Украины и легендой украинского футбола Андреем Шевченко. Как это происходило?

— Это происходило, по-моему, два года назад. Меня познакомил с ним Юрий Анатольевич Сапронов. Мы немного пообщались с Шевченко. А потом, футболисты сборной Украины, Зинченко, Коноплянка, приезжали на гольф. Андрей Шевченко был с ними, и я очень хотела с ними пообщаться и сыграть.

Юрий Анатольевич спросил, не хотела бы я сыграть с ними в теннис? Я, конечно, согласилась. Мы сыграли, пообщались. Шевченко понравился мне как человек и играет он хорошо. Он такой позитивный и открытый, что я даже удивилась. Человек – легенда, но достаточно простой в общении. Мне это очень понравилось.

— Что бы ты хотела посоветовать людям, которые хотят играть в теннис, но сомневаются, что этому стоит уделять много времени?

— Мне кажется, просто надо следовать своим целям и мечтам. Если хочешь – надо делать это. Иногда даже не надо знать, для чего это. Конечно, потом приходит какое-то осознание, зачем и почему. Но, как говорят, жизнь короткая, поэтому, нужно делать все, что хочешь и двигаться к своим целям.