Украинец Илья Марченко был близок к тому, чтобы впервые раз в своей карьере преодолеть стартовый барьер грунтового Шлема — Ролан Гарроса. Дончанин, не сыгравший ни одного матча на грунте до приезда в Париж, вел по 2-0 по сетам в матче со специалистом по игре на этом покрытии аргентинца Карлоса Берлока, имел заметное игровое преимущество, но не сумел воспользоваться предоставленными возможностями. Об этом Илья и рассказал в послематчевом интервью.

— Как ощущения? Победа была так близка!

— Да. Обидно. Всё было в моих руках. Сейчас прокручиваю в голове весь матч. Я, конечно, сам виноват.  Было столько возможностей. После третьего сета я пытался вернуться в матч, но я не реализовал столько возможностей! Где-то Берлок хорошо сыграл, иногда ему везло, а были случаи, когда я плохо провел важный розыгрыш. Было очень много шансов, все уже не могу и вспомнить. Больше всего запомнился укороченный от Берлока при счете 15-40 в третьем сете. Он попал, мне так больно было бежать за этим мячом. Конечно, аргентинцу было сегодня гораздо проще играть пять сетов. Это тоже повлияло. И в решающей партии у меня особо шансов и не было. Хотя не могу сказать, что я не боролся и не мог зацепиться. Но в пятом сете Берлок психологичеки был на подъёме и более уверен в себе. Да и физически он был в лучшем состоянии. В третьем сете у меня начала побаливать нога. Конечно, стало тяжелее двигаться. Но я не могу сказать, что аргентинец был «свежачком».  В каждом розыгрыше было важно, кто вел игру, кто атаковал, потмоу что защищающийся больше двигался и сильнее уставал. Первые два сета в более выгодном положении был я.

— Был ли у тебя план на игру?

— Конечно. Мы готовились с тренером. Не играть много диагоналей, ждать более короткого удара справа и забивать. План работал, но в какой-то момент я потерял концентрацию. Игра развалилась. Мой соперник пошел на подъем, а у меня получалось все меньше… Мой тренер Тибор Тот — очень позитивный человек, он нашел для меня нужные слова после обидного поражения. Это очень важно для меня тоже.

— Ты сделал несколько укороченных, которые немного не попали в корт: были буквально в несколько сантиметрах от боковой линии. Но выполнение было хорошим в том смысле. что Берлок их не доставал, и в случае, если бы они легли на линию, они принесли бы тебе очки. Почему не пользовался этим элементом чаще?

— Я не люблю укороченные (смеется). Действую по правилу: не знаешь, что делать, применяй укороченный.

— Твой соперник иногда вел себя очень экстравагантно. Отличился даже тем, что со всей силы швырнул бутылку с водой об забор. Постонно что-то бормотал, пытался вызвать тебя на разговор, а когда запустил мяч на соседний корт, получил предупреждение. Думаешь, он пытался повлиять на тебя?

— Думаю, да. Это была его тактическая уловка разбить мою игру.  Кроме всего, он постоянно бормотал, ругался, ему не нравилось, что я крикнул в какой-то момент come on. В какой-то мере у него это получилось. Не могу сказать, что это сыграло ключевую роль. Но я не новичок, я прекрасно понимал, что происходит. Я не должен был реагировать.

— Для многих игроков, который не играют много матчей на турнирах Большого Шлема, существует некоторая психологическая проблема. Выиграв в пятисетовом матче первые две партии, они теряют концентрацию. Некоторым удается вернуться, некоторым — нет.  Был ли это твой случай?

— Ну это не мой первый турнир Большого Шлема. (смеется). Но проблема есть. Я вообще не люблю играть пять сетов. Это тяжело психологически и физически, поэтому я являюсь сторонником отмены пятисетовых матчей. Одно дело, когда ты играешь 1-2 матча на Кубке Дэвиса несколько раз в год, другое дело — четыре турнира Больших Шлема, где есть семь раундов, в каждом из которых мужчины играют пятисетовики.

— Доволен ли своей физической формой на сегодняшний день?

— Да, доволен. Я гораздо легче переношу пятисетовые матчи и бытрее восстанавливаюсь. Это плюс. Но вообще, если говорить по Ролан Гарросу: вытянул матч с Донским, который проигрывал, а в основе таким же образом фактически отдал победу Берлоку.

— Твои ближайшие планы?

— Обязательно сыграю на траве все, что можно. Не решили еще где. Куда попаду. Но точно знаю, что не буду играть челленджеры — только ATP. Скорее всего начну со Штутгарта. А затем Халле или Лондон, а потом квалификация Уимблдона. Если честно, мне очень хотелось бы сыграть именно в Халле.

— Спасибо, Илья. Удачи тебе в следующих турнирах

Елена Кайдалова для Теннисного Портала Украины.
Париж