Метки: ,

Эрик Ваншельбойм: Хочу, чтобы обо мне помнили, как о человеке, который сделал что-то позитивное для тенниса

Эрик Ваншельбойм. Фото: Юрий Сосновский, ФТУ

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

17-летний украинец с открытой лучезарной улыбкой и заметным акцентом, в профиле которого местом рождения значится Сараево, а резиденцией долгое время был Копенгаген — долгое время украинские болельщики терялись в догадках, кто же такой Эрик Ваншельбойм.

Выход во второй раунд Открытого чемпионата Франции — отличный повод для знакомства с Эриком. И так, почему же местом рождения у Ваншельбойма значится столица Боснии?

Ответ оказался очень прост: отец Эрика занимается дипломатической работой, и семья часто переезжает. Ваншельбойм родился в июле 2001 года в Сараево, а в двухмесячном возрасте оказался в Копенгагене:

— Когда мне было два месяца, папа сменил работу, и мы переехали в Копенгагене. Два года спустя семья перебралась в США. Потом мы вернулись уже надолго в Копенгаген, а в данный момент я живу в Испании.

— Кто твой тренер?

— Меня тренирует датский тренер Руне Томсон. Он знает меня уже около 10 лет. Он вместе со мной переехал в Испанию.

— То есть тебя готовит скандинавский специалист?

— Да.

— Насколько, я знаю, что ты собираешься выступать за Украину?

— Да, конечно.

— Когда ты начал заниматься теннисом?

— Мне было 8 лет. И тогда мой лучший друг стал заниматься теннисом. Он попросил меня поиграть с ним в теннис. Мы вместе с мамой решили взять 2 часа тенниса в датском клубе. Ну так и началось. Я стал играть.

— Твоя мама тоже из Украины?

— Да.

— С кем из украинцев ты чаще всего пересекаешься в туре?

— С Ильей Белобородько мы часто встречаемся на турнирах, и с нашими девочками. Девушки играют лучше нас (смееется). Общаться с ними на родном языке — это необходимая практика. Потому что на русском или украинском я могу говорить только в семье.

— В самом начале года ты выиграл фьючерс. Так резко начал профессиональную карьеру. Как такое произошло?

— Мне повезло (смеется). Я играл в Китае на грунте на высоте полтора километра над уровнем моря. У мячей был очень резкий отскок. Я такое люблю, потому что я могу придавать мячу разное вращение. Грунт — мое любимое покрытие. А китайцам, корейцам и японцам это покрытие не очень нравится. Они предпочитают очень быстро играть, а я любитель более медленных розыгрышей, люблю крутить мяч.

— Твоей сегодняшний соперник Батист Ансельмо старался играть по твой бэкхенд, пытаясь использовать твою слабую сторону, но иногда нарывался на прекрасную обводку слева по линии...

— Да, случилось. Француз начал матч агрессивно и совершал много ошибок. Во втором сете он изменил тактику. Он снизил темп, стал чаще попадать в корт, в ответ я стал отвечать короче, и у него была возможность для атаки. А вот в третьем сете у него сдали нервы. При счете 4-2 в его пользу было 0-40 на моей подаче. Видимо он подумал, что уже выиграл. А я отыгрался, а затем сделал обратный брейк. И тут француз запаниковал. Я стал играть лучше, а он стал допускать ошибки. Моего соперника немного зажало, а я этим воспользовался.

— Есть ли у тебя кумир?

— Роджер Федерер, конечно

— Вот так вот? Любимое покрытие грунт, а кумир — Федерер?

— Да, именно так. Просто мой стиль больше подходит для грунта.

— Эрик, скажи, пожалуйста, ты долгое время провел в Дании — любишь грунт, норвежец Каспер Рууд  любит грунт. Как это сочетается со Скандинавией?

— Не знаю (смеется). В Дании 8 месяцев в году идет год, какой уж тут грунт, все играют в зале. И я тоже не представляю, почему Каспер тоже тяготеет к грунтовому покрытию.

Что мотивирует тебя в теннисе?

— Мне всегда хотелось, чтобы обо мне помнили, как о человеке, который сделал что-то позитивное в теннисе. Сейчас играю юниорский Шлем, чтобы получить опыт. А вообще уже начинаю профессиональную карьеру. Для начала надо войти в топ-500 рейтинга ATP, а потом будем строить дальнейшие планы.

— Спасибо, Эрик, удачи тебе.