Метки: , , , , , , , ,

1997 год. Украинский теннисный бум

13 Jul 1997: Andrei Medvedev of the Ukraine in action during a Davis Cup match against Great Britain. Credit: Gary M Prior/Allsport

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Хороший вышел год. Пожалуй, лучший для национального тенниса из всех девяностых годов прошлого столетия. Год, вселивший уйму оптимизма, родивший немало новых проектов, давший новые имена.

Украинское общество переживало период привыкания к новой жизни. Введенная в августе 1996 года в оборот новая валюта – гривна – успокоила нервы. Обещанный стабильный курс 1,75 за один доллар США выдерживался, как новый остов веры общества в собственную власть.

Курсовая свистопляска ушла в прошлое, хотя пугали ее призраками еще немало. Второй Президент Украины еще не готовился к выборам, скорее готовил к ним собственное окружение. Деятельность премьера имела скорее сугубо хозяйственно — партхозактивный оттенок, нежели политический пиар, такой как сегодняшний.

И, как только Пал Иваныч решил, что пора ставить на собственный приход в кабинет Верховной власти, пустившись в продвижение себя любимого по всем ТВ каналам, как тут же был отправлен в отставку, уступив место будущему главе Федерации футбола Валерию Пустовойтенко. После чего правительство стали исключительно ругать. А самовосхвалением оно заниматься не могло. Физически. Став чуть ли не самым молчаливым «урядом» за всю историю украинской независимости. Хочется верить, что «пока». Потому как, чем меньше чиновники появляются на экране, тем спокойнее живется всем вокруг.

Возможно, отсутствие чиновника в «ящике» дало возможность попасть туда летом прошлого года Уимблдонскому теннисному турниру. Причем на канале ICTV.

Теперь там гостят политики. Пользуя по случаю и без оного свободу слова. В кавычках и без. Еще лишь раз после июля 1996-го Уимблдон попал в украинское ТВ-пространство. Случилось это уже в 2000 году. И отличился канал УТ-1. Как ни странно сегодня это выглядит. Не исключено, что именно трансляция на большом канале (а ведь тогда таких каналов было штук 4-5 не более) стала толчком к началу теннисной моды в Украине.

Судите сами, в 1997 году стали массовыми и традиционными бизнес турниры. Причем, кроме банкиров, госчиновников, бизнесменов и политиков эти соревнования позволили вернуться в активный теннис многим ветеранам «старше 25 лет», повесившим ракетки на гвоздь. «Кубки ПриватБанка» среди любителей проводятся до сих пор, пользуясь немалой популярностью. Именно в 1997 году они обрели вид презентабельного собрания большого и уважаемого «клуба по интересам», основной темой которого и стал теннис.

В 1997 году прошел 5-й турнир на «Кубок Донецка», патронируемый корпорацией «АРС». Эти соревнования в категории 18-летних, начавшие свой путь в категории младших юниоров, стали визитной карточкой столицы Донбасса. Благодаря присущему только этому Кубку шику и четкости организации, донецкий турнир стал легендарным. И с успехом проводится до сих пор. Проделав путь от «первоклашки» 5-й категории до респектабельного соревнования высшей на просторах СНГ категории – 3-й. И не сомневаюсь, если бы чиновники ITF хоть раз, презрев уют лондонских офисов, переместили свои «причиндалы» в Донецк, турнир имел бы все шансы расти и выше. Но, и при нынешнем статусе «АРС», или «Донецк Сити», как сегодня, внес свой вклад «первопроходца», дав жизнь двум другим соревнованиям 18-летних, в Киеве и Остроге.

В начале 1997 года на «Науке» провели масштабную реконструкцию. Трибуны центрального корта стали вмещать 2300 зрителей. Ну а главным событием года, вне всяких сомнений, стал матч Кубка Дэвиса «Украина – Великобритания».

Шутка ли, имена какие! Андрей Медведев и Дмитрий Поляков против Тима Хенмана и Грега Руседски. Наш главный козырь в этом матче – отнюдь не игрок. Так рассуждали изначально. Предварительные расклады – 2:3. В лучшем случае. Что в итоге и произошло.

Но каков же был матч! Нашим главным козырем был грунт центрального корта, как Вы правильно догадались, спорткомплекса «Наука». За месяц до начала матча, состоявшегося в середине июля, корт был закрыт на «ремонт». Его тщательно перекапывали, превращая в скрытую пашню. К началу тренировок британцы и не подозревали в какую «борозду» они попали.

А как прикажете бороться с игроками первой десятки стране, которой еще и 6-ти лет не стукнуло? Впервые в Киеве собрались трое игроков первой мировой двадцатки. Под наблюдением супервайзера – немца Зорена Фримеля. В пятницу начинали матч Тим Хенман и Андрей Рыбалко. Полякова, учитывая травму, капитан Александр Долгополов берег для пары. А против 6-й ракетки мира выпустил 250-ю и наше «тайное оружие».

Британцы с самого начала тихо ворчали на качество корта. Их стоны мы воспринимали песней. Ведь, чем одним хуже, тем их соперникам слаще. После наступления сумерек и отбытия всех возможных «шпионов» и контролеров корт подвергался жесточайшему водяному нападению. Заливался до, не то чтобы луж, озер, в которых караси средней руки помещались бы вполне вольготно. К утру поверхность якобы подсыхала. Но все потуги Грега Руседски расстрелять подачами оппонентов по тренировкам увязали в жиже квадрата подачи. У Тима было еще хуже. Подавал он тоже неслабо, моментально выбегая к сетке. Но мяч после отскока останавливался на хавкорте, и Хенман становился огромной и беззащитной мишенью для принимающего.

В то же время, наши грунтовые спецы Медведев и Рыбалко плавали на корте, как рыбы в воде. На британского «Чапаева» они отвечали нашими «шахматами», раскладывая затухающие мячи по любым направлениям с легкостью чародеев. «Какая же гадость эта Ваша «заливная площадка», — думали англичане и сидели на ушах у Фримеля. Педантичный немец прекратил «водный беспредел» к четвергу под угрозой санкций. Но корт уже был «готов», и как хроническому алкашу ему было достаточно чуть-чуть.  Пришла пятница. После протокольных тренировок команд Фримель отправился в офис. Англичане в раздевалку. А ребята со шлангами на корт. Брызг было немного. Поверху был брошен свежий сухой песок. «Преступление» скрыли. Но Зорен Фримель уже тогда не даром хлеб с икрой в ITF кушал. Почуяв неладное, он взял с собой на корт спицу. Обычную такую, металлическую. Ткнув в грунт предательский металл, он понял, наши принесли в жертву финансы. Начало матча отложили, что стоило федерации несколько денег, но играть со временем стало возможным.

А корт «ожил» весьма условно. И наш «Рыба» чувствовал себя на нем весьма комфортно, что неудивительно. Первый сет остался за украинцем. После чего пошел обмен партиями. И в своей среде Рыбалко вышел, как оказалось, на свой «мяч жизни». В пятом сете при счете 2:2 и 30:40 на подаче британца Андрей рванул к сетке, ввернув бэкхендом влево Хенману недурственный кросс. Англичанин отвечал, как успел. Слева по прямой. «Рыба» выходил на чистый удар слета. Забей он кроссом, у Тима не было бы шансов. Но несчастье постигло нашего игрока. Он решил укоротить, видимо памятуя о свойствах корта. И попал в сетку. Далее Хенман взял игру в свои руки. Тем более, к пятой партии корт подсох. Матч остался за британцем. И, как оказалось, стал решающим в общем противостоянии. Блестяще играл Андрей Медведев.

Грег Руседски

В пятницу наш зритель впервые увидел подачи за 220. Это Грег Руседски стал усердно копать ямки в противоположных квадратах. Медведев же достаточно легко справлялся с его подачами, вязшими в песке. Хотя и сам целый сет приспосабливался к игре «на воде». Отдав первый сет, Андрей довольно легко выиграл три следующие. А на послематчевой пресс-конференции наши журналисты узнали, что дедушка Грега родом из Волынской области. Эх, обида взяла. Ведь бывший канадец Руседски был бы очень не лишним для нас игроком. И выбери он страну дедушки, а не девушки для следующего после канадского гражданства, играли бы мы счастливо в Мировой группе Кубка Дэвиса.

Медведев взял обе одиночки. Обе в четырех сетах. Но вместе с Поляковым ничего не смог сделать в паре. Ну а Рыбалко, после пятничного марафона, против Руседски на более сухом, чем в пятницу корте, проиграл именно в классе. Да и с нервами в решающем матче было тяжело. Этот матч стал рекордным по посещаемости в Киеве. Никогда после центральный корт «Науки» не заполнялся больше, чем в тот уикенд. И даже, несмотря на поражение, сборная сделала сумасшедшую рекламу теннису. А Зорен Фримель помнит Киев и по сей день, в чем он признался нам в Олбии, следя за подготовкой грунта итальянцами.

Следуя хронологии, женские турниры завершали профессиональный сезон. Впервые целой серией. Середина августа – 25-ти тысячник.  А затем склепка 25 +10. И все это на кортах «Динамо». Наши девушки продолжали привыкать к уровню средних профессионалок. Старшее поколение, начинавшее в 1993 –м постепенно уходило, заканчивая так и не сложившиеся карьеры. Младшие еще не были готовы соревноваться на уровне благополучных игроков из дальнего зарубежья.

Но именно в 1997-м году сперва на юниорских, а потом на профессиональных соревнованиях стали все громче заявлять о себе девушки из нашего «золотого» поколения. Татьяна Перебийнис, Юлия Бейгельзимер, Юлиана Федак. Тогда им было по 14-15 лет. Потихоньку набивали шишки, получая необходимый опыт, Татьяна Ковальчук и Анна Запорожанова. Наши «надежды» из 14 летней сборной 1995 года оказались вне «больших призов». И причиной тому – отсутствие финансов.

Становление клубов происходило не так быстро, как того хотелось. А, скорее, и не могло происходить быстрее, ведь и в природе преждевременное рождение влечет кучу опасностей. В теннисе еще не было игроков с достаточным собственным финансовым ресурсом. А спонтанные спонсоры – «добрые дяди» были, скорее в виде «принцев на белом коне». А таких много не бывает. Верилось в то, что с ростом интереса к теннису, нас ждет скорое пришествие «конницы щедрых романтиков». Но уже к концу 1997 года в окошке показалось злое лицо с раскосым разрезом. Нет, это были не монголо-татары, как 7 веков назад. Это был первый в новой истории финансовый кризис, грянувший в юго-восточной Азии. Отголоском его стали печальные события года 1998-го в России и у нас.

Первый же турнир выиграла венгерка Анна Мария Фолдени. А из известных игроков в нем участвовала Мирослава Вавринец. Кто не сразу вспомнил ее рейтинг в мировой табели о рангах, уточню – номер 1 в рейтинге… АТР в течение долгого времени ее бой-френда. Именно Мирка – подруга (а теперь и жена) Роджера Федерера. Тогда она была поизящнее. Да и годков ей было всего то 19. «Дядя Федя» еще совершеннолетия в тот год не достиг. Поэтому отсутствовал по уважительной причине.

Второй тур серии покорился австрийке Барбаре Шварц. Впоследствии Барбара стабильно находилась в первой сотне рейтинга, пока не завершила карьеру из-за травмы. А 10-ти тысячник остался за  Ольгой Ивановой из России. Оля, представлявшая такое себе среднее российское поколение, завершила карьеру, так и не реализовав весь свой потенциал.

Причина? Разные называют, но отдают предпочтение финансовой. России тоже было не сладко в те годы. Интересно, что в финалах последних турниров играли бразильки. Миниатюрная Мария Фернанда Ланда и Люсия Масанте. «Бразильская система» в этот раз регулярно сбоила. Мир рыдал по Принцессе Диане, погибшей в парижском тоннеле как раз в турнирные дни.

Следующий год – 1998-й. Не до жиру. «Макдональдс» подкармливает женский теннис в Харькове. UMC держит марку. Сябры против Марека, за Миро! НеМирный визит белорусов в Киев. Медведь волчку не товарищ. Год Беларуси в Украине. Столяров – наш человек из России.